Jan. 10th, 2017

hind19: (Default)
Историю про "Титаник" слышали все. Первый рейс, ночь, айсберг и полторы тысячи трупов в итоге.
Почти каждая катастрофа - следствие череды больших и маленьких ошибок людей, которые, накладываясь друг на друга, приводят к тяжелым последствиям. Катастрофа "Титаника" - не исключение.
В техническую сторону я углубляться не буду. Все-таки я не инженер-кораблестроитель, заклепки на содержание серы не тестировал. Так что мы посмотрим на человеческий фактор, приведший к катастрофе.
Начнем с того, что к моменту столкновения лайнер шел со скоростью 22,5 узла, то есть полным ходом. Причем ледовая обстановка этому не благоприятствовала. Что здесь - ошибка капитана или, как пишут, прямое указание или пожелание Брюса Исмея - владельца компании "Уайт Стар Лайн" - хозяина "Титаника" - достоверно мы уже не узнаем. Есть версия, что Исмей очень хотел, чтобы "Титаник" завоевал "голубую ленту" - приз за быстрейшее пересечение Атлантики. Поэтому "Титаник" шел полным ходом и как можно севернее.
Факт в том, что сообщения о льдах сыпались целый день, однако капитан"Титаника" их проигнорировал.
Как известно, экономия на персонале - одна из составляющих прибыльного бизнеса. Как показывает история с гибелью "Титаника", попытки сэкономить на персонале были не чужды и капиталистам столетней давности.
Так, на "Титанике" было 2 радиста. Казалось бы достаточно для того, чтобы организовать нормальную работу, однако было одно обстоятельство, которое делало работу радистов каторжной. А именно: клиентоориентированность компании, которая разрешала своим пассажирам направлять через радиостанцию "Титаника" частные радиограммы.
Дальше дам цитату (источник см. конце записи):
"В радиорубке первый радист Джордж Филлипс и второй радист Хэролд Брайд ... провели тяжелый день. В 1912 году радиотелеграф еще был непривычным новшеством; дальность радиосвязи была невелика, радисты не обладали достаточным опытом, и "ловить" радиосигналы было нелегким делом. Приходилось прибегать к помощи промежуточных приемопередающих станций, многократно повторять сообщения; значительную часть радиообмена составляли пустые переговоры между частными лицами. Элемент новизны делал это последнее чудо техники привлекательным в глазах пассажиров, и они не могли противиться искушению посылать радиограммы друзьям домой или на другие пароходы.

Все это воскресенье в радиорубке росла стопка текстов телеграмм для отправки. Их количество могло подействовать на нервы любому человеку, работающему по 14 часов в сутки за 30 долларов в месяц, и Филлипс не являлся исключением. Пришел вечер, а донышка корзинки для телеграмм, которые нужно отправить, все еще не видать, по-прежнему раздражают надоедливые помехи. Всего час назад - как раз тогда, когда, наконец, он установил хороший контакт с радиостанцией мыса Рейс - в радиообмен вклинился радист парохода "Калифорниэн" со своим сообщением о каких-то айсбергах. "Калифорниэн" находился где-то настолько близко, что его сигналы разве что не оглушили Филлипса. Не удивительно, что в ответ он отстучал не очень вежливо:

- Отстаньте! Я занят, я работаю с мысом Рейс!

День был настолько тяжелым, что второй радист "Титаника" Брайд, очередная вахта которого должна была начаться только в два часа ночи, решил сменить Филлипса в полночь. Он проснулся в 23.55 и, отдернув зеленую занавеску, отделявшую спальное помещение от аппаратной, спросил Филлипса, каковы его успехи. Первый радист ответил, что он только что закончил радиообмен с мысом Рейс. Брайд вернулся к своей койке и снял пижаму. Филлипс крикнул ему, что, по его мнению, судно каким-то образом повреждено и они, наверное, вернутся в Белфаст."

Как видно, условия труда радистов на "Титанике" были далеки от идеальных. Не лучше обстояло дело и на другом участнике истории "Титаника" - пароходе "Калифорниен"
Снова цитата:
"В десяти милях от "Титаника" Гроувз, третий помощник капитана парохода "Калифорниэн", сидел на койке радиста Сирила Ф. Эванса. Гроувз был молод и любознателен, его всегда интересовало все, что происходит в мире. После работы он любил зайти к Эвансу в его радиорубку и расспросить последние новости. Любил он и повозиться с радиостанцией.

Со стороны Эванса это не вызывало возражений. На третьеразрядных судах немногие из командного состава интересовались событиями за пределами судна, а уж до радиотелеграфа и вовсе никому дела не было. На пароходе "Калифорниэн" всем этим интересовался один только Гроувз, поэтому Эванс всегда был рад его приходу.

Но не сегодня. Сегодня выдался тяжелый день, а второго радиста, который бы подменил Эванса, на судне не было. К тому же около 11 часов вечера его грубо оборвали, когда он пытался передать на "Титаник" сообщение о льдах, блокировавших "Калифорниэн". Поэтому сегодня вечером он не стал медлить и закрыл свою радиостанцию ровно в 23.30 - официальное время окончания его работы. Он до изнеможения устал и не был расположен болтать с кем бы то ни было. Гроувз предпринял безнадежную попытку завязать с ним разговор:

- Ну что, искровик, с какими судами поблизости была связь?

- Только с "Титаником", - Эванс едва поднял глаза от журнала, чтением которого был занят.

Для Гроувза это сообщение не явилось новостью. Он вспомнил, что когда показал капитану Лорду остановившийся в пределах видимости странный лайнер, капитан сказал ему:

- Это, должно быть, "Титаник", совершающий свой первый рейс.

В поисках чего-нибудь интересного Гроувз взял со стола наушники и надел их. Он уже довольно хорошо понимал морзянку несложных радиотелеграфных сообщений, но в аппаратуре разбирался слабо. Магнитный детектор в приемнике их парохода работал от часового механизма. Гроувз не знал, что его нужно заводить как часы, и поэтому ничего не услышал в наушниках.

Отказавшись от попыток послушать чей-нибудь радиообмен, он положил наушники на стол и отправился искать более веселую компанию".

А теперь следите за фактами:
1. Радист "Калифорниен", прекратил работу в 23.30. Сменщика у него не было.
2. "Титаник" столкнулся с айсбергом в 23.40. В этот момент "Калифорниен" находился в 10 милях (18,5 км) от "Титаника"
3. "Титаник" послал сигнал бедствия (Сначала CQD, а затем SOS) в 0.05 (дальше в источнике приводится время 0.15 ), однако принять его на "Калифониен" было некому.
Первое подошедшее к мест гибели "Титаника" судно - "Карпатия" находилось в момент принятия сигнала бедствия в 58 милях от Титаника.
Так, замотанные и перегруженные радисты внесли свою лепту в одну из крупнейших катастроф на море.
Но говоря о человеческом факторе нельзя не отметить поведение вахты на борту "Калифониен".
Еще одна цитата:
"Ни одно из судов, с которыми у Филлипса состоялся радиообмен, не таило больших надежд, чем судно, мерцающие огни которого виднелись в десяти милях от "Титаника" слева по носу. Четвертый помощник капитана Боксхолл в свой бинокль ясно видел, что это пароход. Когда он попытался снестись с этим судном с помощью сигнальной лампы, ему один раз показалось, что видны ответные сигналы, но, не сумев разобрать их, он в конце концов решил, что это никакие не сигналы, а просто мигание топового огня.

Необходимо было подать более заметный сигнал. Как только рулевой Роу прибыл на мостик, капитан Смит поинтересовался, с собой ли у него ракеты. Роу показал принесенную коробку, и капитан отдал распоряжение:

- Выпускайте по ракете через каждые пять или шесть минут.

В 0 часов 45 минут ночная тьма была рассеяна ослепительной вспышкой. С правой стороны мостика ввысь полетела первая сигнальная ракета. Она взвивалась все выше и выше над кружевами мачт и такелажа, пока наконец не разорвалась, издав глухой отдаленный хлопок, и к поверхности моря медленно поплыли яркие белые звезды. Пятому помощнику Лоу запомнилось, как он мельком увидел испуганное лицо Брюса Исмея, освещенное голубовато-белым светом ракеты.

В десяти милях от "Титаника", на мостике парохода "Калифорниэн", стоял практикант Джеймс Гибсон. Появившийся с востока странный пароход уже в течение часа оставался неподвижным, и Гибсон с интересом рассматривал его. В бинокль он различил свет в бортовых иллюминаторах этого судна и зарево огней на кормовой части его палубы. Один раз ему даже показалось, будто на том пароходе пытаются связаться с их судном с помощью сигнальной лампы. Он попробовал сигналить в ответ, но вскоре оставил это занятие, решив, что, должно быть, принял за сигналы мерцание топового огня.

Второй помощник капитана Херберт Стоун, шагая по мостику парохода "Калифорниэн", тоже наблюдал за странным пароходом. В 0 часов 45 минут он увидел над ним яркую вспышку белого света. Ну и чудеса, подумал он, кому это ночью вздумалось пускать на судне ракеты?"

В итоге, вахта "Калифорниэн" проигнорировала синалы ракетами, которые подавал "Титаник" и продолжла наблюдать за трагедией в прямом эфире.
В 2.20. "Титаник" затонул. Однако наблюдавшая за картиной вахта "Калифониена" решила, что корабль ушел.
Еще одна цитата :

"На борту парохода "Калифорниэн" второй помощник Стоун и практикант Гибсон наблюдали за тем, как медленно исчезает странный лайнер. Они интересовались им на протяжении почти всей своей вахты - замечали, как с него пускали ракеты, как он странно сидел в воде. Гибсон сказал, что вряд ли ракеты пускают ради забавы. Стоун согласился с ним:

- Конечно, судно не станет пускать ракеты просто так.

К двум часам ночи огни странного парохода, казалось, находились совсем близко к линии горизонта, и оба моряка решили, что судно, должно быть, удаляется от них.

- Ступай, - велел Гибсону Стоун, - и скажи капитану, что судно удаляется в юго-западном направлении, выпустив в общей сложности восемь ракет.

Гибсон отправился в штурманскую рубку и обо всем доложил капитану. Лорд сонно взглянул на него со своей кушетки:

- Все ракеты были белые?

Гибсон ответил утвердительно, и Лорд спросил у него, который час. Гибсон сообщил, что часы в ходовой рубке показывали 2 часа 5 минут. Лорд повернулся на другой бок, а Гибсон пошел на мостик.

В 2 часа 20 минут Стоун подумал, что странный пароход несомненно ушел, и в 2 часа 40 минут решил, что он обязан доложить об этом капитану. Сообщив свои наблюдения по переговорной трубе, он вернулся к созерцанию пустого ночного моря "

"Карпатия" же подошла к месту катастрофы лишь около 4х часов утра. Полуторачасовое купание в ледяной воде стало фатальным для многих находившихся на "Титанике"
На мостике ""Калифорниен" все было спокойно аж до 5.40 утра, когда вахтенный офицер все-таки решился разбудить радиста, который и выяснил, что "Титаник" затонул. После чего, "Калифорниен" двинулся к месту катастрофы. Однако, было слишком поздно.

Еще один момент, который увеличил количество жертв катастрофы, - это безобразная организация эвакуации. Шлюпки "Титаника" могли вместить лишь 1178 человек из 2207 находившихся на борту. Однако спасти удалось лишь 705 человек, то есть почти половина мест в шлюпках остались свободными.

Так, наложившееся друг на друга ошибки и обстоятельства привели к одной из крупнейших морских катастроф 20 века.

В записи использованы фрагменты книги Уолтер Лорд "Последняя ночь "Титаника". Интересующимся темой - рекомендую, весьма качественная работа.

Счетчик посещений Counter.CO.KZ


Profile

hind19: (Default)
hind19

July 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16 171819202122
232425 26272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 02:50 am
Powered by Dreamwidth Studios